Всеволод Некрасов / Интервью / Письменные ответы на некоторые из вопросов Дарьи Новиковой

Письменные ответы на некоторые из вопросов Дарьи Новиковой

Как Вы познакомились с Анной Ивановной? 

Минск, октябрь 2004 г. Д.Новикова - вторая слева, рядом с ВН - И.С.Скоропанова

В 1965-6 году Миша Соковнин в каком-то из литобъединений – скорей всего, МГУ или «Москомсомольце» - познакомился с очень даровитым парнем – Юрием Лощицем. Как я понимаю, кстати, как раз белорусских кровей – судя по фамилии. Он тогда не так давно кончил МГУ, старался зарабатывать журналистикой. Очерки писал здорово,стихи, песни тоже неплохо. Но про Питер в «Вокруг света» написал тогда так, что я ему своим ленинградским циклом, считаю, просто обязан наполовину; хорошо еще,что тут проза, а там стихи, а то как бы не вышло элементарное эпигонство…

К сожалению,вскоре метнуло Лощица в сильно патриотическое православие и мы с ним стали понимать друг друга совсем плохо.

 А тогда он интересовался современным искусством, съездил, насколько помню, в Лианозово и познакомил Мишу и меня с компанией турбинского семинара, откуда и сам был родом. О турбинском (Лермонтовском) семинаре в МГУ да и самом В.Н.Турбине вкратце не расскажешь. Компания была не без обычных дрязг, но в основном все-таки очень дружная. Сплачивали и выезды на разную картошку (тут Турбин, как я понимаю, был всегда первый), и поездки всем автобусом (был такой специальный автобус) на конференции, и, главное, сами конференции, хоть автобусом туда, хоть пешком…Т.е. главное-то все-таки был сам семинар. Так или иначе…

Уж Лермонтова в обиду не давали… И честно скажу, до чего живым делом может быть академическое литературоведение, я понял, уже только набравшись ума на этих конференциях. И, понятно, в кулуарах. В основном в пикировках. Хоть сам лет пять как кончил учение, а нам читали-преподавали,например, Е.Б.Тагер, М.В.Панов. И читывали и мы того же Тынянова. Позже слыхивали и про Бахтина…

Вот и весной 1966 в автобус на конференцию в Пушкинские горы взяли нас с Михаилом, а старшей по поездке была Аня, тогда как раз заканчивавшая аспирантуру.

Когда поженились?

Летом следующего, 1967 года. Не дождавшись Юбилея Великого Октября… И поскольку уж Вы затронули тему, скажу – опять же, наверно, впервые в жизни увидел, как,оказывается, нормально могут жить семьей люди. Даже и со мной… Совсем без трений. Просто дружно. До тех пор такого опыта не было.

Как рано начали самостоятельную жизнь?

Что считать самостоятельной жизнью. От сводной семьи(обедов-ужинов, стирок и т.п) откололся не без треска 18 лет. Но получал от тети Маруси, маминой сестры, работавшей врачом на заводе в Мариуполе, по 30р. в месяц. На еду-езду тогда хватало. Да и на мою долю в тогдашних коммунальных расходах. Символических… А летом приезжал на отдых. Вообще меня на три четверти, наверно, вытягивала тетя Маруся. Не говоря, что в 45-46 годах она же вытащила из московской военной голодухи и болячек.

Как познакомились с Э.Булатовым и О.Васильевым?

Пришел на выставку 65г. в институте Курчатова. Если только не приехал – мог привезти сосед по малаховскому ОБРАПРОСУ («Объединение Работников Просвещения» - дачный кооператив 30-х годов) Адамов Женя, Евгений Олегович. Да чуть ли не он выставку и устраивал – по крайней мере, на какую-то долю. Выставка была – тот самый кристалл … Где жидкий кристалл, где какой. Но какой надо… В общем, так бы и я хотел, если бы я умел…

На тот момент на выставке толчеи не было, и познакомиться с автором вышло как-то само собой, тем более, что Эрик,оказалось, мои стихи знает. Тогда, по-моему, в Москве все знали всех – да этих всех, кого знать хотелось, и было-то, наверно, десятка три – ну, пять… И темы для разговоров сразу нашлись – Эрик с Олегом работали в том самом издательстве«Малыш», где как раз редакторы пустились мудрить над моими стихами из этой вот нынешней книжки «Детский случай», сами же эти стихи нахваливали – в неофициальной,что называется, обстановке – и сами тут же в официальной пускались в рассуждения о детской специфике, которой де в этих стихах не хватает…

/Если вопрос по ходу: «Откуда, почему книжка «Детский случай?» - ответ по ходу же: книжку издали (финансировали) люди настолько благородные, что даже просили не говорить, кто они…

А взялась-сложилась книжка, можно сказать, сама собой– из стихов, что десятками лет валялись в редакциях – в «Малыше» (бывш.«Детский мир») и «Детской Литературе («Детгиз») в Москве и Питере. Валялись именно как детские сборники… Подробней про это в «Пакете». (А почему юбилей – 50 – первая подача – в День Поэзии 58.) Плюс к этим стихам похожие на них – вообще я против жестких чересчур разделений на чтение детское и недетское – и не в какой-то свободе нравов дело, а просто в том, что бюрократы всегда-везде хотят жить, как им проще. И, к сожалению, в этом случае присоединяется к ним и великий К.И.Чуковский с его « заповедями»… Слава Богу, Пушкин, Лермонтов, А.К.Толстой, Фет, Тютчев, другие успели понаписать кое-что свое до этих заповедей  и соврежима в литературе. И кое-что такое своё, что хоть и не писалось для детей специально, но века полтора служит самым излюбленным детским чтением… И еще в 69 году, уже имея хороший опыт хождений по детским (хоть и не только) поэтическим редакциям со своими стихами, я поместил(чудом и с помощью редактора Н.Павловой) в журнале «Детская Литература» статью« Нарочно или нечаянно », где пытался обратить внимание людей на очевидные несуразности с такой двойной бухгалтерией. Говорят, статья даже обсуждалась в кругах. Но для моих стихов последствий не имела.

Помню, один тогдашний чуковский прихвостень в этой связи ораторствовал против экспериментов над детьми , - ни больше,ни меньше… Я не только не экспериментирую над детьми  – вообще не пытаюсь заниматься педагогикой. Это, как говорят, не моё хобби.

Как, думаю, почти любому автору, мне все-таки ближе,знакомей других один ребенок – тот, что во мне, или я сам в детстве. Если это и дефект сознания, то, простите, профессиональный. С тем, как выражались когда-то, и возьмите./

Тут же договорились, и как, когда можно приехать домой, посмотреть работы. То было время практически исключительно таких вот домашних сеансов-показов живописи. И было оно для живописи еще вряд ли самое плохое…