Всеволод Некрасов / Интервью / Ответы на вопросы И.С.Скоропановой

Ответы на вопросы И.С.Скоропановой

 

Осознаете ли вы, что "Справка" и "Дойче Бух" – явления паралитературы?

Знать бы толком, что за паралитература… Литература как паранормальное явление?  С того света, что ли? Но для литературы это как раз и нормально… Вроде бы… Простите, но я просто боюсь терминов, термины в нашем деле, по моему, давно именно что пара-нормальны и квази-реальны, окказиональны в принципе, зыбки и относительны. Спекулятивны, и что дальше, то больше. Уже не так означают, как подменяют явления; наука  сама изготовляет, вбрасывает термины, оперирует-манипулирует ими,как ей удобней, а явления сами по себе. Гулять могут лет хоть по 50. Как,кстати, ведь и убедились мы с вами...

А наука  сейчас и есть  наука о терминах. Конечно, настоящая наука, большая. продвинутая подальше. И как надо, сдвинутая. Уж не чета нам с вами. Понятно, об импортных терминах. Фирмовых. Актуальных . Чреватых грантами, командировками, стажировками и тусовками.

Стоит все-таки иметь в виду: футуризм  Маяковского и футуризм  Хлебникова совсем разные, даже и непохожи, а акмеизм  Мандельштама и акмеизм  Ахматовой просто враждебны один другому. Естественно, безотносительно к личным отношениям авторов. И помнить классику; ни один критик не наденет галоши " Треугольник " (были такие):"Галоша должна быть овальной, а   э т о  ногу жать будет"…

А так та же СПРАВКА , если помните, и есть справка:повысыпало  тут эпштейнов спекулировать липовыми сертификатами оппозиционности, я и выпустил свод реально опубликованного в тамиздате как справку в том, что я есть, и о том,какими способами меня нету. Всё просто.

И как бы это определить получше в соответствии с наукой, не скажу, но сам такое называю текст прямого действия. Вроде заявления. Практически все мои книжки-брошюрки ( печатный самиздат,  как не так давно брякнул один тоже шустряк) не без такого компонента, но СПРАВКА  и ДОЙЧЕ  БУХ , пожалуй, действительно, в первую очередь. С конкретными заявлениями и вопросами, на которые – прошу Вашего внимания, Ирина Степановна! – никто же так и не дал конкретных ответов. Ни единого. Только принимались позы и строились выражения лиц. Большой Литературы и Передовой Общественности, к которой лезут разные. С пустяками. Это когда я,прямо сказать, просто за руку ловлю на блатных махинациях… Так что если у нас приставка пара  в том же ряду, что псевдо, квази , а еще есть, например, суб  (ставили же меня и в  рамки московской субкультуры… )  – примерно в значении не считается  – получается, что и правда: эти книжки не считаются особенно сильно...

Читаете ли вы современную литературу? Как вы узнаете о новых явлениях в русской поэзии и по какому принципу их оцениваете? (что важно при оценке).

При оценке, по-моему, важно одно. И всё то же: хорошо это или плохо. Т.е. опыт и вкус. И добросовестность. Извините за выражения, практически строжайше запрещенные к употреблению. О причинах строгостей см. ниже.

Современную литературу читаю вяловато. Но и совесть мучает слабо, уже поскольку современная литература меня, по всему судя, не читает-не считает совсем, и смотрите, как иные разы себя бодро чувствует. И задорно ведет... См. Эпштейна, Губайловского, Берга...

 

Как вы познакомились с Владимиром Сорокиным? Через Пригова? Через него и с Виктором Ерофеевым?

Честно говоря, даже не помню: тогда практически все держались одной компанией. Кажется, через Булатова и Васильева. С Виктором Ерофеевым я и не знакомился, и не особо рвался.

 

Почему сначала вы были так настроены против постмодернизма?

Простите, а что это опять же такое - постмодернизм ? Если у Виктора Ерофеева постмодернизм – кому он нужен, этот постмодернизм... Хоть сначала, а потом и особенно. Если, к примеру, у Рубинштейна, то постмодернизм – любопытное дело. И, пожалуй, как раз особенно  сначала . Если у Всеволода Некрасова – вам виднее. Если так, во всяком случае, из этой публики не припоминаю никого не то что сначала   – т.е. до меня – а и потом. Только уже сильно попозже…

Или постмодернизм – это "уже написан Вертер" и всё написано – проблемы подхода к чужой речи , общей речи – тогда не знаю постмодерниста  сильней давно не поминаемого Леонида Мартынова, да и тот же Мандельштам тут не промах. Вообще, что, собственно, стряслось? Какое явилось явление? Реально? Понимаю, кругом вдруг стреляться стали ни с того ни с сего – публика в шоке, ей объясняют: а это романтизм . Уже написан Вертер потому что. А тут что? Сорокин?

Простите, но как ни свихивай мозги какой хошь Аннинский заодно с постановлениями ЦК 73 о роли критики , цунами эти остаются здесь, внутри того же стакана воды, того же цеха критики и литературоведения. Только тут и сами поверили, что название и есть событие и событием вольно распорядиться. Назначить, отменить. Ну не ходит термин впереди факта, критика впереди литературы. Телега – лошади... Хоть какой хай пиарь в кур а тнике-обезьяннике. Советский хай бывал и помощнее... В итоге же такой фантом-термин будет просто блатной феней для блатных делишек. Если не сначала, то достаточно быстро… И как тогда тут не настроиться  против  – просто не понимаю...

Или постмодернизм – пограничное состояние: "Ой-ой, доска кончается, сейчас я упаду"? Но это ой-ой   ой-ой-ой, как уметь надо, уметь держать. И новых терминов умение как будто не требует. А надо термин, когда уметь-напрягаться устали, надоело, и упаду  таки случилось, и требуется доказать: а вот теперь так и надо, и это-то у нас и будет самый постмодернизм . Небывалый. Как на приговских сеансах. Се си бон, се ля мордар, смерть искусства и конец всякого умения, раз нет охоты Диме с этим возиться. Вив Дима Пригов э ля фабрик. Ля фабрик дез Этуаль "Альманаш"... На самом деле французского языка я не знаю, но ей-богу, лямордар-мордотёр и таких знаний не требует...

Знакомы ли вы с постмодернистскими произведениями Владимира Набокова (БЛЕДНЫЙ ОГОНЬ, АДА ИЛИ СТРАСТЬ, ПОСМОТРИТЕ НА АРЛЕКИНОВ),Умберто Эко, Салмана Рушди, Саши Соколова (позднего) – "ПАЛИСАНДРИЯ"?

Практически нет, незнаком. Хотя посмотреть надо бы. Хотя бы Соколова. Но вообще-то мое дело все-таки стихи. Причем по-русски. Перевод же вообще особь статья. И особь-статья на эти именно темы даже есть у меня, кстати, в ПАКЕТЕ ...

Ваше отношение к использованию нецензурной лексики в литературе.

Можно, но осторожно.

Можно ли сказать, что литературная жизнь Москвы и Петербурга была и осталась прозрачной?

Простите, но что могу я, по-вашему, сказать о литературной жизни Москвы  при моем в этой жизни положении? Практически плотном отсутствии скоро 50 лет – вспомните, пожалуйста, хотя бы Ваше собственное удивление при столкновении…С другой стороны, я вроде бы только и делаю, что говорю именно это. Так что см.везде. Я серьезно предлагаю ввести слово мразь  как научный термин. Актуальный. Насущный. Просто необходимый. Для описания окружающей ситуации и нравов-обычаев куда насущней не то что дискурса , или хоть того же постмодернизма , а просто и любого другого. Какая уж тут прозрачность … Сплошная, ясно, муть блатная.

Про Питер не скажу, вплотную не знаю, но, думаю, и там то же.

Можно ли сказать, что ваше творчество последних лет стало более политизированным?

Даже не знаю. Да и каких последних? За 15 лет? За 20? За 5?

Или в виду имеется то, что в Интернете, в РЖ ? Но там стихи только некоторые. Более или менее все всё надеюсь собрать и дать Левину. Хоть и совестно: он сам поэт, Вы знаете, какой, а ему – еще мороки…

Как вы восприняли распад СССР? Какая идея, как вам кажется, может объединить многонациональную Россию?

Воспринял, вроде бы как и все. Большинство. Сложно-смешанно. Главное – конец диктатуры вранья, омерзевшей донельзя и явно пагубной. Смертельно.Но радостного, конечно, не много. Не крысятничал бы перед войной мудрый вождь таким подлым образом, может, еще и эффекта такого не было бы. Но это все равно как сказать: если бы он был не он.

Объединяет, думаю и надеюсь, очевидная практическая надобность, история с географией, опыт – включая исторический с положительной стороны. Хотелось бы думать, что и русский язык, литература и искусство. Мы-то знаем, что вопреки блатной всей плотной тусовке, они все-таки покуда не умерли. Не скончались на группе ШвЕПС, ораве КЛАВе и т.п… Ля мордар-ля мордотёр – миль пардон…

Почему еще и вся пригота-кабаковина, Эпштейн-Бакштейн –такое поганое дело. И действуй какой-нибудь план Бздзержинского по культуре, вот так примерно он и действовал бы.

Похоже, думаю, и с белорусско-российским союзом.

Идея – да какая идея – быть людьми и жить как люди. Если это  идея.

Сторонник какого вы политического строя?

Конечно, хорошего. Как у людей, опять же. Опять же, смотрим,как у людей, у нас что-то совсем плохо выходит. В чаcтности, в искусстве выходит наглейший блат, воровство места, диктатура урода, бездари, наглеца - дурацкий лямордар, пригота и провокация. А искусство ведь еще и индикатор… Хотя и без него видно, признать приходится, что опыт подталкивает к чему-то переходному. Хотя до опыта , априорно такое рассуждение выглядело бы, наверно, как типовые лазейки и ловушки Руководящей и Направляющей. Да, пожалуй, ими и было бы.

Опять же, хочется думать, что при свободной печати, нормальных судах все само бы стало на место. Авось. Помаленьку... А кто, опять же, ставил бы на место ту же печать (– Вы что же думаете: про вас кто-то просто так  писать будет? .. – знаменитый вопрос 91 года со стороны нашей освоб О жденной печати в Литмузее на Петровке сразу полусотне выступивших и выставившихся там поэтов и художников, кто действительно свободно писали тогда уже лет с 40 за просто так,  и не за просто так, а за риск), да и суды бы урезонивал – в гнилом-то обществе – про это и думать не хочется. А не в гнилом – могло вообще такое случиться?.. Хоть бы и на Петровке в Литмузее… Так что, как ни кинь, есть, о чем думать.

(Ведь это не один-другой жучок, а общий наглый молчок. Парад –  десятка тоже с полтора этих звезд перестройки. Они с младых соплей зубрили про продажную буржуазную прессу , и именно что загнивание; еще и власть эта не слетела, а эти кадры, видите, уже готовы начать с самого для себя интересного. Гнить не задаром же. Без стеснений: а теперя мы власть. Мы, мразь. Мы считаемся печать, перед нами отвечать всем-всем-всем теперь приготовиться. А самим отвечать и перед какой-нибудь рифмочкой – это и мне задавали и они не сдавали.) 

Ваше отношение к состоянию современной российской культуры?

Что и говорить. Состояние – не бей лежачего. Хотя бывало и хуже. Но по-другому. Грубо принудительно; просто и понятно.

Как возникают варианты (случай со "свободой").

Вопрос кажется не совсем понятным. А чего ж бы им и не возникать? Возвращаешься к каким-то строчкам, смотришь: а ведь их можно продолжить… И раз, и другой. Или видишь: а тут бы надо бы и еще вот про что… Иногда это "продолжить" отменяет предыдущий вариант. Но иногда – встает наряду с ним. Когда предыдущий– не хуже.

Понимаю, такое может странно выглядеть в стихах про природу-погоду: тогда возможен вопрос – так какая же все-таки погода там на самом деле?..  Да и то: бывают в живописи, скажем, парные дневной-ночной, летний-зимний и т.п. пейзажи. Но если хоть и про свободу – почему нет? А откуда у Мандельштама его "двойчатки","тройчатки"?..

Что подтолкнуло к созданию "вакуумных" стихов и допускаете ли вы возможность иной, нежели авторская, интерпретации?

Вот тут почему-то приятно, что придумали такой термин, хоть он, думаю, скорей условный, не очень меткий, по-моему. Зато легко запомнится,что термину и надо. А не метко, поскольку вакуум, согласитесь, это герметичность, перепад давлений, напряжение. Там такого вроде бы нет – просто рамки. Которые могут и прерываться, нарушаться. Уже не будет вакуум  – верно? И взялись они просто в замещение края листа, поскольку совсем в край, как на машинке, на компьютере ту же точку не подгонишь (точку эту в углу вообще при печати гоняли-гоняли, и только в "ЖИВУ – ВИЖУ" она на своем месте: справа внизу). А край листа тут не только конец поля, он активен визуально как партнер знака, и может эти функции передать и такой рамке. А то даже и рад передать: так партнеры все одной природы (печать)...

О какой интерпретации речь, я вообще не очень понимаю: по-моему, я тут предлагаю не интерпретацию, а некоторое элементарное явление: факт (как сам надеюсь): фразу, фрагмент ее, слово, а то и знак.

(Согласно базовому закону искусства: сложное – разложимо, простое– неисчерпаемо... Согласны? * /А еще известен принцип: чем меньше, тем больше.Называется минимализм./

И поскольку неисчерпаемо,может предполагать, если хотите, и возможность интерпретаций.)

Фразу, слово, знак, ориентированные так или иначе внутри пространства рамки, листа – знакомого всем, обжитого читателем бумажной печатной продукции вертикального формата. И любые отношения – притяжение, отталкивание, напряжение и т.п. – будут именно внутри этого пространства – между этими элементами текста или между ними и этой рамкой. В принципе второе даже интересней – тогда работает именно пространственность, визуальность, положение текста в поле – не то для чего бы и огород городить, верно?

Но так или иначе, если работают они с этой рамкой (атакуя, например, лбом, как "– Далее"), то вряд ли ставя вопрос: а что за рамкой? Сколько там покажет манометр? Скорей, просто захотелось за эту загородку…Или как мячу об стенку… Вообще тут скорей еще простая практическая механика,чем какая-то особенная физика, во всяком случае – первым делом. И много ли дырок в рамках – не так важно, суть в том, что эти дырки, эти случаи (вроде прорыва " – а"), по-моему, никак не вопреки природе всей серии – стало быть, вряд ли в вакууме дело. Боюсь, образ свойств вакуума несколько сбивает. Хотя, скажем, для "вот" с точкой в центре "о" или той же точки в углу что-то может и добавить...

А, может быть, вакуум – уже более или менее ходовой эвфемизм для неких общественных явлений? Тогда предыдущие рассуждения – просто затянутое занудство, и отпадают. Хотя неточность образа в термине, так или иначе, очевидно, все-таки скажется. Но и бог с ней.

И спасибо Вам за вопросы.

______________

* (Согласны,оказывается, не все: вон, в общенациональных  "ИЗВЕСТИЯХ" ученый критик, пужая Марьиванной, прямо-таки всенародно стыдил одного автора за простой нормальный стиль и нахваливал его же за явно вычурный . Привел развернутые примеры. Действительно, убедительные, только ровно наоборот…Просто не все в курсе . Из тех, кто в кресле. Какая Марьиванна круче Академика Российской Словесности  Александра Архангельского?.. Случай анекдотический,хрестоматийный. Скандал, черт-те-что вообще-то. Дело именно что простое, и называется не очень мудрено: дурновкусица. Общенациональная? Ну уж…Общая с академиком  – очевидно, так. Про  Марьиванну  же см. напр. у Ксанлаича .)